Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с Дмитрием Рыбаловым

Интервью с Дмитрием Рыбаловым

Интервью с Дмитрием Рыбаловым

Однажды одним уважаемым отечественным музыкантом было сказано, что сегодня у нас нет группы, которая бы являлась флагманом. Не важно, кто сказал,  важно, что это ерунда. Есть такие группы! Это «Sixth Sense» и «Magic Pump». Первый коллектив работал на разогреве у «Manowar» и «Heaven&Hel», второй добрался даже  до «Montreux». Обе группы объединил наш соотечественник и прекрасный бас-гитарист Дмитрий Рыбалов.

— Привет, Дима! Над чем-то работаешь сейчас? Есть какие-то творческие планы?

— Хочу начать работу над инструментальным проектом. Я также могу выступать в некоторых московских клубах. Костяк группы уже есть, так что вскоре будет трио.

— Музыкантов для проекта ты уже нашёл?

— Да. Дмитрий Сланский, барабанщик, с которым мы играли у Гарика Сукачёва. Мы тогда поняли, как хорошо нашли общий язык бас и барабаны. Я играл риффы и мы это записали на диктофон. Как-то недавно послушал эту запись, оказалось,  отлично было сыграно, даже без  какой-либо договоренности. Вот и думаю — гитарист либо клавишник. Главное — оформление композиций. С чем-то же надо группе работать. Времени мало, а прийти на репетицию с готовым материалом очень важно. Моя задача, как режиссёра — создать ситуацию, в которой музыканты будут играть.

— Что имеешь в виду, когда говоришь о режиссуре?

— Это не я придумал, такова практика многих руководителей групп, когда собиралась команда из состоявшихся музыкантов и ей предлагали свободно играть, т.е. давали музыкантам полную свободу действий.

— Это относится к инструментальной бас-гитарной музыке?

— Скорее к инструментальной музыке просто. Я не являюсь поклонником басовых проектов, даже самые хорошие из них могут быстро надоесть. Вот Маркуса Миллера мне слушать нравится, но только когда он кому-либо аккомпанирует.

— Концепция у материала будет?

— Как начнём репетировать, так она и придёт. Пока виден стык фанка и фьюжна. Хочется делать музыку, а не только зарабатывать деньги. «Magic Pump» в первом составе играли хорошо, их помнят ещё по авторской музыке.

— Такой жанр не характерен для нашей страны.

— Англоязычный фанк. На фестивале в «Montreux» мы записали диск и хотели попасть на международный рынок. У нас была продюсерская поддержка, но группа держалась всё равно на голом энтузиазме. Сейчас не так. Везде нужны деньги. Каждому музыканту всё равно нужно давать возможность для творческой самореализации.

— Меня очень удивляет, что есть те, кто пытается что-то делать.

— Сергей Старостин, например, занимается совсем уж некоммерческой музыкой. Его проект с Шилклопером и Альпериным «Moscow Art Trio» имеет успех. Их туры по Европе проходят с аншлагами. Также и фьюжн-музыканты не сидят на одном месте — приглашают часто западных музыкантов, как, например, Антона Давидянца.

— Часто приходится работать в студии?

— Чаще дома пишу. У меня имеется звуковая карта, преамп, неплохие инструменты. Я записываю треки, высылаю демо, которые потом так и остаются в миксе.

— Каким оборудованием пользуешься?

— С Николем Носковым использовали разные примочки: преамп, компрессор EBS, квакер, октавер, дисторшн и Talkbox Rocktron. Пришёл к выводу, что дисторшн лучше пускать второй линией. Однако это для звукорежиссера дополнительная проблема, потому что основной сигнал идёт в один канал пульта, в другой – Talkbox, в третий — дисторшн. В «Magic Pump» я пользовался пятью отдельными каналами. Без помощи звукорежиссёра тут не обойтись. Говорят, что лучшей примочкой для бас-гитары является шнур. Её озвучивают обычно через директ-бокс или через преамп. Как-то хотел себе купить директ-бокс «Avalon» за $500. Но расспросив приятеля, у которого есть такой, передумал. Т.к. он существенной разницы на «выхлопе» между этим и обычным директ-боксом не заметил. На гастроли всё равно всё таскать не будешь, а техников нет! Там бас – просто аккомпанемент… Сейчас у меня в гастрольном арсенале преамп и несколько эффектов. Недавно приобрёл «Aguilar Filter Twin» и «Agro», доволен очень! Хочу опробовать также их октавер.

— А основной инструмент у тебя какой?

— Пятиструнный «Sadowsky». Есть американский «Jazz Bass» ещё 1978 г. выпуска, который даст фору почти всем моим инструментам. Недавно стал играть не американском «Spector NS-2». Он отлично звучит в любом аппарате.

— А к отечественным бас-гитарам как относишься?

— Уважаю Валерия Гуляева. Хорошие гитары у «Handy Pepper».

— Каковы на твой взгляд тенденции в музыке?

— Сейчас музыка не является культовой, не является социально значимой. Её уделом стала область обслуживания. Для меня это непривычно и дико. Рок уже не призывает к протесту. Думаю, что в музыке скоро произойдёт революция. Музыканты должны как-то переосмыслить то, чем занимаются.

— Откуда взялось название «Sixth Sense»?

— В переводе значит «Шестое чувство». Интуиция. Группе оно подошло, так как команду собирали на интуитивном уровне. В Малайзии тоже есть коллектив с таким названием, который играет малазийский рок. Есть и в Штатах, там группа играет блюграсс. И в России тоже появилась попсовая группа с таким же названием. Продюсер наш проживает в Болгарии, все права на название группы, на её альбомы, на DVD принадлежат ему, так как он занимался финансированием записи и нашего продвижения. Ориентировались на Запад, поэтому плавным было участие в разогреве у хеви-метал звёзд, например, как у «Manowar». Вышли уже несколько сборных дисков «Universal».

— Что сейчас происходит с проектом?

— Состав сейчас другой. Костяк  – это я, Олег «Кобра» Ховрин и Вячеслав Молчанов. Если соберёмся работать, то под другим названием. Восстановить группу пока не получается из-за финансов. Мы иногда собираемся, чтобы поработать над инструментальным материалом Молчанова. Может, как-нибудь запишем пробные композиции с его вокалом.

— Ты учился игре на классической гитаре в музыкальной школе. А сейчас часто играешь на ней?

— Любовь к классической гитаре осталась у меня до сих пор, она всегда у меня дома под рукой. Я на ней чаще сочиняю что-то, она помогает мне оформлять аранжировки, с её помощью легко выстраивается вертикаль композиции. Хочу приобрести ещё MIDI-гитару. Интересно заставить гитару по-другому звучать. Вспомни Эдриана Бэлью и Алана Холдсворта, например.

— Заканчивая беседу, можешь дать совет начинающим музыкантам?

— Важно работать над расширением музыкального кругозора, воспитываться больше не на гаммах, а на игре классических произведений.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи