Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с Эдди и Вольфгангом Ван Халенами

Интервью с Эдди и Вольфгангом Ван Халенами

Интервью с  Эдди и Вольфгангом  Ван Халенами

В своё время Эдди Ван Хален выступал в группе, которая называлась его именем. Сейчас в качестве «свежей крови» он пригласил в группу своего сына Вольфганга.

В туре Van Halen принимают участие братья Эд с Алексом (гитарист и барабанщик соответственно), и шестнадцатилетний Вольфганг – бас-гитарист.  Его участие в группе кажется предсказуемым, но Эд хочет, чтобы способности сына к музыке развивались естественным образом.

Ещё в туре Van Halen 2004 г. стало понятно, что сын Эда очень интересуется музыкой. Казалось, что это рискованный шаг, но на деле всё обернулось успехом. Между отцом и сыном нет привычного конфликта поколений, они относятся друг к другу с взаимным уважением.

— Вольфганг к вам сам попросился?

Вольфганг: Нет, я не просился.

Эд: Я его попросил. Как-то были в студии, а в комнате, где записывали ударные, был Эл.

Вольфганг: За микшерным пультом.

Эд: Я подключил наушники Эла, когда Вольфганг взял бас.

Вольфганг: Это было в 2006 г. летом. Когда отец спросил, хочу ли я поимпровизировать,  я согласился.

Эд:  Он играл на пятиструнной бас-гитаре, у которой были поставлены лишь 4 струны.

Вольфганг: О да!

Эд: Эл ничего не знал, я в наушники ему поставил тебя, он был поражён, когда узнал, что это Вольфи.

Вольфганг: Потом Эл предложил мне тоже поимпровизировать.

Эд: Я тогда и попросил его стать в Van Halen басистом.

Вольфганг: Я согласился, только если не играть соло.

— Получается, что всё началось вполне органично.

Вольфганг: Плана у нас не было, просто мы одинаково чувствовали.

— Вольфганг, ты можешь играть на гитаре, барабанах, клавишах. Почему выбрал бас-гитару?

Вольфганг: Место было свободно! Я не хотел быть соперником величайшим мастерам, которые играли на других инструментах.

Эд: Я помню, как ты спросил, можно ли тебе оторваться.

Вольфганг: Мне нравится отрываться, сохраняя при этом саму песню.

— Твой отец когда-то хотел стать басистом.

Вольфганг: Мне тоже нравится. Мы с Элом отрываемся на ритме — бум, бум, бум – хорошо!

Эд: Вот в этом он весь.

— Твоя надежда…

Вольфганг: Огромные надежды на меня были возложены ещё перед первым концертом.

Эд: Были разговоры, что Вольфганг попал в группу из-за того, что он мой сын. Когда закончилось первое выступление, все заткнулись!

— Период между объявлением о туре и первым концертом был сложным?

Вольфганг: Мне хотелось быть там, где я сейчас.

Эд: За полгода до появления Дэйва мы уже много репетировали. И нам был просто необходим отдых.

Вольфганг: И мы тогда стали играть «Little Dreamer» снова.

Эд: Тогда пришёл Дэйв и взорвал мозг.

Вольфганг: А я первый раз услышал его вокал.

Эд: Но он не сразу поверил, что ты хорош.

— Вольф, репетиции с отцом и дядей помогли тебе войти в большой мир. Это сложно было сделать?

Вольфганг: Мы очень много репетировали. Мне казалось, что для того, чтобы подготовиться к выступлению мы сделали достаточно, я был в этом уверен.

Эд: Репетиция в комнате 5150 отличается от студийных репетиций, потому что там никто тебя не контролирует.

Вольфганг: Когда вокруг много людей, мне гораздо комфортнее.

— Отец помогал тебе подготовиться к туру?

Вольфганг: Не помогал, он говорил мне, что делать.

Эд: Я его учил, как и мой отец меня, тому, что следует делать, а чего нет.

Вольфганг: И на практике также.

Эд: Но сын в итоге помог мне больше, чем я ему.

Вольфганг: Я научил его снова играть песни.

Эд: Я тогда никак ни одной песни не мог вспомнить.

— Как же ты научился их играть?

Вольфганг: Ночью перед репетицией слушал песни и играл их.

— Эд, что ты чувствуешь, когда твой сын стал уже полноценным членом группы?

Эд: Будто меня благословили. Я этот день никогда не забуду! Я ждал тот день, когда буду играть со своим сыном. Чего же ещё можно желать, я не знаю!

— И после сорока шоу, отыгранных вместе, вам случается находить моменты?

Эд: Да. Каждую ночь. Мы разговариваем, играем. Когда я его целую и обнимаю, это потому что люблю. Это не просто так.

Вольфганг: Со мной это не каждую ночь случается. Бывает, когда я попадаю в ноты, подхожу к отцу и говорю: «Это потрясно!».

Эд: Да он просто взорвал мой мозг! Совместная игра – это то, о чём я мечтал всегда. Но сын меня иногда пугает, например, на барабанах играет как профи, а дома первое, что играет на пианино это «And the Cradle Will Rock». На ударных, на гитаре, на басу, на клавишных… Да ещё и поет, чёрт возьми!

— Как тебе с отцом и дядей в одной группе?

Вольфганг: Хорошо.

Эд: Да, это правда.

Вольфганг:  У меня такое чувство, что мы все ровесники.

Эд: И я хотел сказать это же. Играя на одной сцене, мы равны. У нас нет возраста.

Вольфганг: В группе нет никого моего возраста, однако, я со всеми на равных.

Эд: Я надеюсь, что так и есть. Чтобы стать басистом Van Halen ему пришлось многое преодолеть.

Вольфганг: Я же ещё и школьник.

— Глядя на группу, кажется, что Вольфганг с вами уже долго. Как вы сыгрались? Что помогло?

Вольфганг: Кровь.

Эд: Это гены. Как Вольфганг на басу, так и я на гитаре играю. У него необычный стиль.

Вольфганг: Мы просто чувствуем друг друга на генном уровне.

— Как твои друзья отнеслись к твоей первой работе?

Вольфганг: Они меня воспринимают таким, как есть.

Эд: Но они болтают.

Вольфганг: Да. Но они всё равно меня поддерживают.

Эд: Они тобой гордятся.

— Какую ты слушаешь музыку?

Вольфганг: Обычно рок. Нравится «Tool», «Primus» и «Sevendust».

Эд: Когда-то тебе нравились «AC/DC»…

Вольфганг: «AC/DC» рулят, они в наших сердцах навечно!

Эд: Нас ты тоже слушаешь.

Вольфганг: Уже нет. Не могу пока.

Эд: Может потому, что сам играешь. Как-то ты увидел у меня записи, то спросил: «Это твои, папа?».

Вольфганг: Их было около пяти.

Эд: Нет, мне кажется десять.

Вольфганг: Какая разница?

— Когда ты услышал записи отца с Дэвидом Ли Ротом?

Вольфганг: Я уже не помню.

Эд: Ты их слушал, чтобы узнать получше.

Вольфганг: Не уверен когда. Они мне нравились, как и другим людям. Это очень хорошая музыка.

— Музыка Van Halen для подростков не переставала быть привлекательной. «Panama» -это саундтрэк к фильму «Superbad».

Вольфганг: Мне нравится этот фильм.

— Van Halen сделал его нестареющим?

Вольфганг: Рок.

Эд: Он просто живой, настоящий.

— А до Вольфганга был тот, на кого можно было положиться?

Эд: Да! Это Эл.

— Какая у тебя бас-гитара?

Вольфганг: Франкен-басе, основанном на гитаре отца «Франкенштейн»…

Эд: На нём вместо шести четыре струны.

Вольфганг: Я получил бас красного цвета на Рождество. Его сделал Чип Эллис, и сказал, что сделал и синий бас на всякий случай. Мой любимый цвет — синий.

— Какой момент в туре был лучшим?

Вольфганг: Репетиция шоу в Лос-Анджелесе для близких. Я будто выполнил свой долг. Как басист, я стал лучше, я стал членом команды.

Эд: Я играю с сыном, братом и Дэйвом. Для меня каждый такой вечер – особенный. Даже сейчас, когда я даю интервью вместе с сыном – это тоже нечто особенное,  удивительное.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи