Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с группой «Фея Драже»

Интервью с группой «Фея Драже»

Интервью с группой «Фея Драже»

В Москву на фотосъёмку прилетел сам фронтмэн группы« Фея Драже» Николай Стравинский. Был самый разгар жары и пыли, дышать невозможно, ещё и бессонная ночь выдалась у Николая в самарском аэропорту, в ожидании рейса, проблемы с домодедовским аэропортом. Что и сказать – стойкие самарские парни! Несмотря на все препятствия и неприятности, Николай Стравинский даёт трёхчасовое интервью.

Расскажи о своей группе что-то такое, что не могли бы сочинить журналисты.

Николай: Наш коллектив нельзя сравнивать с другими российскими группами, мы не похожи на остальных, у нас совершенно особый подход к музыке. На нас в первую очередь обращают внимание именно музыканты, как, например Даняиз «Amatory». Когда он прослушал наш альбом, он был ошарашен от целого ряда дорожек. Такого в России ещё точно никто не делал, огромной сложности работа была проведена! Звукорежиссер, сводивший нам пластинку, AnimalJazz, сказал, что впервые в жизни взялся за такую гигантскую работу, даже комп не выдерживал, часто зависал!

Сколько же все-таки было дорожек?

Н.:По 150 дорожек в треке в среднем. Грубо говоря, это такие симфонические аранжировки. Я бы прописывал такие инструменты, о которых даже никто и не слышал, например бич-хлопушка или ещё что-то. Получив высшее музыкальное образование, я пробовал много разных интересных вещей, искал новые звуки. Многие даже спрашивали, что это такое звучит? А в данный момент мы немного расслабились, не хотим повторяться, сейчас в поисках нового. Пытаемся писать новую пластинку…

Наверное, лайт-версия?

Н.: совершенно не такая.

А по количеству дорожек?

Н.: Звучание – всё по стандартам рока, а по дорожкам – всё проще. Так как одна лайт — пластинка у нас уже есть, и мне заявил наш менеджмент после прослушивания, что альбом похож на семидесятничество и LedZeppelin. Отказывались выпускать наш альбом, не верили, что это «Фея Драже». Теперь мы начали заново и находимся на стадии записи. Надеемся, что это будет современнейший, быстрый, мощный альбом.

Где пишите альбом?

Н.: Всё пишем дома, на месте, сейчас всё это позволяется. А затем сводится на студии. Например, первый альбом мы сводили в Питере с Юрой из «AnimalJazz», мастеринг – с Карелиным из «JaneAi».Теперь нас отправляют на студию «Добролет» к звукорежиссеру Алякринскому из «TequilaJazzz». Он уже сводил нам два трека, которые ему понравились, они есть на не вышедшей пластинке. Надеюсь, новая пластинка будет иметь совершенно новый резонанс. Сейчас я думаю, что хорошо, что не вышла та пластинка, многие бы её не поняли, многим она показалась бы странной.

Было обидно, когда ваш многомесячный труд так вот завернули?

Вначале, как только мне написал Клинов, я был расстроен, но прошло совсем немного времени, и я понял, что таким образом он спас нашу группу. Я теперь понимаю – люди бы не врубились!

Что для вас круче – фестивали с кучей групп — участников, где есть дух единения…, или сольные концерты? Частые ли гости вы на фестивалях?

Н.: Непростой вопрос.… Думаю, то такой группе, как «Фея Драже», ещё малоизвестной, играть сольные концерты – это обрекать себя на провал, когда небольшое количество народа в зале просто вслушивается, а не отрываются, наслаждаются. Хотя, бывает по-разному. Бывает, выходишь с уже известными коллективами и ждёшь, что будут кричать им, подготавливаешь себя к такому, но проносит, пока что такого не было (чтоб не сглазить). Наверное, сольники играть приятнее, хоть и мало слушателей, но, зато, ты уверен, что пришли именно на ваше выступление. Не так, как перед концертом, когда выпускают на «разогрев», и вас забывают на следующий же день.

Как считаешь, много ли фестивалей, способных объединить слушателей, музыкантов, прессу?

Н.:Я, правда, над таким никогда не задумывался.

Так подумай.

Н.:Я к фестивалям равнодушен. Нужны ли они вообще, для объединения кого-то, для пропаганды чего-то? Я больше любитель сольных выступлений – это я сейчас говорю не как музыкант, а как слушатель. Лучше я приду послушать одну команду, которую люблю и буду слушать с удовольствием, чем множество групп, которые мне неинтересны. А для тусовки и отдыха – это круто. И, если кроме музыки происходят какие-то интересные вещи, то вообще классно (такое планируется на «Альтрогативу», первый фестиваль альтернативной музыки в клубе «Точка», 17 сентября). Но, к сожалению, такого мало происходит, даже не припомню.…А если происходит, то в таком ужасном качестве, что смех вызывает.

Кто придумал название вашему музыкальному направлению — рок&рев?

Н.: Это моя придумка. Есть такой мультик «Мыши-рокеры с Марса», посмотрев который, мы очень ржали, особенно, когда они там прикольно произносили: «включаем рок-энд-рев». Часто нас замаривают вопросом, что мы играем. Когда отвечаем, что играем рок, спрашивают, какой? И, чтоб отвечать на этот вопрос, мы решили взять это смешное название. Вроде бы рок, но и не рок, не понятно, но стильно. Просто юмор.

Понятие «альтернативная музыка» — что значит для вас?

Н.: Я могу об этом долго говорить …Считаю, вся музыка альтернативная, я не понимаю сочетания «альтернативная музыка».Думаю, всегда есть альтернатива всему. Например: Slayer – там альтернатива Britney Spears, а у Britney Spears – там альтернатива 50 Cent’у. Просто сейчас принято считать, что альтернатива – это неформатный рок. Если смотреть в таком плане, то для меня альтернативой есть что-то мазафакерское, типа «Korn». Да мы и сами такое пробовали давно когда-то играть. Сейчас, я думаю, смылись рамки альтернативной музыки, даже « AnimalJazz» относят к таким. Но какая же здесь альтернатива, даже сложно сказать, просто рок.

Кто по профессиям участники группы? Или живут только музыкой?

Н.: Я по образованию гитарист, и на ударных, конечно умею с детства. Работаю сейчас, хорошо, что по профессии, работа есть. Я в театре оперы и балета играю на ударных в симфоническом оркестре. Я доволен, что работа приносит удовольствие и не занимает много времени. Барабанщик наш – электрик с высшим музыкальным образованием. А басист ничем, кроме группы, не занимается. Все мы понимаем, что нужно на что-то жить, надеемся, что это временно. Первая пластинка тяжело нам досталась, теперь за нас взялся «Полигон», и мы перестали свои деньги вкладывать. Приняли решение, что сразу будем записываться качественно. Не так, как в прошлый раз. Много времени прошло с момента записи пластинки до её выхода в свет, и она уже не вызовет тех эмоций, что были бы при прослушивании в 2007году. Зато теперь будет качество!

Как вы попали на «Полигон»?

Н.:Э то долгая история. Я был на Нашествии в 2006 или 2007 году, не помню точно, там выступали наши друзья из группы «7000$», организовали нам проход за кулисы. Там я встретил Клинова, узнал. Мы подошли к нему, представились – группа «Фея Драже», у нас были три темы там каких-то. Он долго думал, смотрел, в итоге взял. Через месяц попросил выслать видео. Выбрать было не из чего, весь материал был ужасный. Но одно отобрали. Ответ следовал: «пока нет». Прошло много времени, мы уже выпустили пластинку, я снова написал ему. И только через год нас послушал, потом снова долго думал, советовался с Карелиным, с Даней из Amatory, что они думают о группе «Фея Драже». И после всего этого принял решение помочь нам. Он и сейчас нам очень помогает. Сейчас, я считаю очень тяжело самому как-то пробиться, просто нереально. Ещё лет пять назад, когда групп было не так много, и слушателям было интересней, и возможностей было больше. Народ сейчас ходит на коллективы, что уже попали на вершины, а новое воспринимать не хотят – насытились.

Сколько лет группе?

Н.: Первый концерт был сыгран в 2005 году, тогда мы назывались ещё «Трупы на запчасти» (смеется). Нужно было срочно играть концерт, а названия ещё не было, придумать нужно было срочно. Много бредовых идей приходило в голову. Например, одно из таких — «Жалко негра». Как- то нужно было назваться, чтоб отвечать на вопрос о названии. Так и отвечали. А после выступления стало понятно, что с таким названием эфира можно не ждать.

Почему всё же «Фея Драже»?

Н.: Даже не помню, как это пришло, как то случайно. Хотелось название, которое не обязывает ни чему. Например: «Восстань» — понятно, что это металл или какой-то хардкор. Нужно было просто красивое название. Многие начинают размышлять — «Фея Драже» — что это, к чему? Не надо об этом думать, просто принимать как название. Идя по любой улице, задумываешься, почему так назвали? Вот и название группы, так же. Вот группа «Queen», она же королева, но их знают, как группу, но не как королеву!

Кто пишет тексты из вас?

Н.: Автор текстов – я. Хотя есть один текст, написанный в соавторстве с моим давним другом, мы с ним играли давно. Будет ещё парочка текстов на новой пластинке, написанных с ним вместе, а остальное, всё моё.

Есть ли определённая идея в твоих текстах, которую хотелось бы донести в массы?

Н.: Откровенно говоря, на первой пластинке нет ничего конкретного, просто взрыв мозга. Но время прошло, сознание изменилось, я понял, что текст имеет значение в России. И теперь на вещи смотрю по-другому. Перехожу на хип-хоп, где акцент стоит на текстах. Для себя тоже делаю определённые выводы. Так вот теперь, на второй пластинке, которая не вышла, тексты очень откровенные, всё очень понятно. И это тоже, кстати, не понравилось Калинову. Здесь наши мнения с ним разошлись.

Самые частые проколы на фестивалях?

Н.: Это переключение бэклайна и отсутствие саунд-чека. Это когда в данные тридцать минут вам нужно успеть и подключиться, и настроить аппаратуру, а времени на починку уже не будет, если что-то полетело!

Если бы вы были организаторами фестиваля, то что бы он собой представлял, где проходил, идея его?

Н.: Место проведения было бы Питер или Подмосковье. Это был бы openair. Потому что движуха вся больше в районе Москвы или Питера. Из гостей позвали бы, наверное, «Metallica» (если бы много денег было). Можно привезти любую крутую команду, на самом деле. Например, как сделали «Cubana» — привезли NOFX. Модников бы я не приглашал, они сегодня играют на чистом звуке, а завтра – рубят металл. Такого я не признаю. Нужно определиться, что тебе нравится! Ещё я бы совместил хип-хоп с роком. Знакомый рассказал, что видел в Швеции, как на двух противоположных сценах выступали хип-хоперы, а напротив — металлисты, очень круто!

Если бы вы, играя на фестивале, заметили, что есть команды, играющие лучше вас, профессиональней, тексты круче. Это было бы разочарованием или стремлением к самоусовершенствованию?

Н.: Поломал бы им руки, набил морды, чтоб не играли лучше, шутка, конечно. Я, как человек адекватный, понимаю, что есть коллективы, играющие круче нас. Но у них было уже множество концертов. А что у нас…Имея только одну пластинку, завести зал тяжело. С каждым новым концертом приобретаешь опыт, делаешь выводы. Понимаешь, что нужно идти только вперёд, повышая уровень звучания, .Но в наших российских условиях это очень тяжело.

Есть ли у группы глобальная цель?

Н.: Цель наша на сегодня – стать приличной группой, имеющей свою публику, которая была бы платежеспособной, быть гастролирующей по стране группой! Чтоб заработать денег, чтоб круто жить. Цель — это предел, которого пытаешься достигнуть, прикладываешь все умения и старания. Вот мы и хотим её добиться!

Например, вы достигли популярности, как Стигмата, Аматори, останавливаетесь или идёте дальше?

Н.: Конечно, хотелось всегда, чтоб это были штаты, но для этого нужно родиться в Англии или в Америке, это моя мечта. У них другая жизнь, мышление. Как бы мы не стремились быть похожими на них, записывать музыку, сводить её, всё же наш опыт отстаёт.

 На чтобы вы не пошли ради выступления?

Н.: Не стал бы писать со сцены. А впрочем… (смеется).

На какие группы хотелось бы вам равняться?

Н.: Мы всё сами умеем и можем. Равняться можно, я считаю, только в плане гонораров.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи