Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с Майком Стерном

Интервью с Майком Стерном

Интервью с Майком Стерном

Майк Стерн — композитор и джазовый гитарист. Он на сцене уже 40 лет, у него  14 сольных альбомов, он работал с «Blood», «Sweat and Tears», Билли Кобэмом, Майлсом Дэвисом, Жако Пасториусом. Стерн до сих пор ищет новые идеи и звуки, новые музыкальные союзы. Всё это отражено в его новом альбоме «Big Neighborhood», где джаз дополняется рок-музыкой, мотивами Ближнего Востока, Латинской Америки, Африки. У Стерна сейчас очень благоприятный период жизни, он востребован, выступает по всему миру, его уважают и исполнители и слушатели, его жена Лени Стерн, которая тоже играет на гитаре и поёт.

— Из всех твоих альбомов «Big Neighborhood»  можно назвать самым разнообразным. Расскажи, как ты его создал.

— Музыкой говорит сердце. Это не только моё мнение. Я пытаюсь отразить в моём сердце всё, что происходит, поэтому появляется такая композиция, баллада, или же что-то грустное. Новый альбом не стал исключением. Все мелодии я написал сам. Часто я всё делал по наитию, ничего не просчитывая заранее. Иногда привлекал музыкантов, творчество которых мне очень нравится. Все музыканты, играющие на альбоме, разные, но они подарили песням особое настроение, поэтому музыка проникает прямо в сердце слушателя. Это было для меня самым важным.

— Последние альбомы представлены в разных жанрах. Когда ты решил объединить такие разные направления музыки?

— Всё как-то само собой произошло. Началось с моей игры с музыкантами разных направлений, я познакомился с эклектичной музыкой. Но люблю больше джаз, би-боп. Я часто занимаюсь аранжировками Сонни Роллинза,Чарли Паркера, Херби Хэнкока. Интересуюсь также роком и блюзом Хендрикса, Бека, Клэптона времён «Cream», «The Stones», «The Beatles» и другой музыкой начала 60-х. Другим источником влияния стала моя жена Лени. Она играет на гитаре и экспериментирует в своих музыкальных направлениях, работает с Салифом Кейта, собирается в турне на Мали, записала недавно трек «Africa». Она привозит из путешествий записи, которые я последние годы и изучаю. Даже жизнь в Нью-Йорке подталкивает к движению в разных направлениях. Смысл названия альбома в том, что музыка является большим соседством. Нью-Йорк – большое соседство.

— То есть с возрастом появляется желание выйти за грани своего жанра?

— Отчасти. К этому я шёл долго. Когда осознаешь, что хочется пригласить кого-то поработать вместе, то понимаешь, что как раз настало время для этого. Это действительно что-то необычное. Я пригласил Стива Вэя и Эрика Джонсона. Они оба не из Нью-Йорка, оба не играют джаз. Чтобы зацепить меня, это и не нужно. Стив заставлял гитару практически разговаривать, а Эрик играет в блюзовом стиле.

— В последние годы с тоб Ришар Бон. Чем он особенный для тебя?

— Я его просто обожаю. 15 лет назад мы познакомились на джазовом фестивале «Red Sea Jazz Festival», который проходил в Израиле. Я предложил ему сыграть в моём номере. Через десять лет с его подачи у меня родился первый вокальный альбом «Voices». Ришар спел четыре песни.

— Глядя на твой творческий процесс, можно сказать, что он очень подвижен.

-Да. Это так. Мой девиз: «Давайте сделаем это и посмотрим, что из этого получится». Я не ограничиваю себя. Я интуитивно чувствую, куда двигаться можно, а куда – не стоит. Все мои  мелодии я пишу сам, и это их объединяет. Мне хочется получить что-то неожиданное.

— Ты не скрывал, что имел наркотическую зависимость. Ты давно избавился от этого. Что изменилось в твоём творческом процессе?

— Музыка всегда была для меня страстью, всё хорошее в итоге побеждает всё плохое. Я когда-то употреблял наркотики, пил, но это не смогло убить во мне музыку. Уже 25 лет, как я не пью. Я стал замечать положительные изменения в творчестве – появились новые оттенки в игре, чувства стали глубже, появилась  искра.

— Твой первый альбом 1983 г. «Neesh» недавно переиздали в Японии.

— Я рад. Он мне показался даже лучше, чем раньше.  Я тогда записывал его под кайфом. Но Дэвид Сэнборн как раз с алкоголем уже завязал, и все силы отдал игре. В итоге получилось очень хорошо. На ударных тогда играл Виктор Льюис, на  бас-гитаре Том Барни. Спродюсировал альбом Хайрам Буллок.

— Расскажи о Хайраме.

— «Big Neighborhood» как раз посвящён ему. Он был прекрасным музыкантом, играл очень естественно и не разлучался со своей гитарой. Мы не раз выступали вместе, играли би-боп и электрик-джаз. У Хайрама, Уилла Ли и Клиффа Картера была группа «The 24th Street Band», туда же входил и Стив Джордан. Хайрам всегда играл би-боп. Со временем я углубился в мир джаза, а Хайрам наоборот отошёл от него. Но он всё равно оставался классным музыкантом и хорошим другом.

— Расскажи о времени в группе Жако Пасториуса «Word of Mouth».

-Весёлое было время! Играли мы тогда с утра до ночи. Он жил со мной в лофте в Сохо над заведением, в котором выступали джазовые музыканты. Владельцы как-то пригласили нас сыграть. Жако всегда был там. Он потом пригласил меня в «Word of Mouth». Я тогда часто бывал под кайфом, но всё равно, это было нечто. Мы были словно братья, и это был отличный опыт.

— Опиши философию лидера группы.

— Для меня честь  быть лидером. Я могу играть с разными людьми. Мне очень нравятся перемены. Я гастролирую с Дэйвом Веклом, Рэнди Брекером и Крисом Мин Доки. Я пишу композиции, включаю в них саксофон, Рэнди подбирает октавы. Наше выступление длится чаще 75 минут, и хочется, чтобы каждый музыкант успел показать свой талант.

— Майлс Дэвис научил тебя быть лидером группы?

— Он был хорошим лидером. Ненавязчиво, без нажима направлял музыкантов. Он просто намекал про то, что хотел бы услышать. Мои наработки более продуманы. Вся атмосфера связана именно с мелодией. Но мне нравится, когда другие музыканты добавляют что-то своё в мои произведения. Я часто оставляю место для вставок и соло, именно этому научил меня Майлс.

— Ален Кэрон работает с тобой. Подробнее можешь рассказать, почему до сих пор вы не выпустили что-то совместное?

— Он – великий музыкант, подход к игре у него лирический. Я хочу работать с ним и сделать запись. Есть уже идея композиции, но не получается пока собрать нужных музыкантов.

— Удалось поработать тебе с гитаристом Полом Шигихара?

— Пол был на выступлениях, но не участвовал в записи, т.к. все гитарные партии я играл сам. Он хороший парень. У нас уже есть совместные планы на будущее.

— Ты как-то сказал: «Сейчас я знаю меньше, чем раньше».

— Чем больше узнаю, тем меньше знаю. Потому что музыка огромна. Чем я старше, тем больше появляется вопросов. Музыка – это огромная вселенная информации. Двигаясь разными дорогами, нам открываются новые возможности, поэтому мир становится больше. Я хочу писать музыку для больших групп. Я когда-то уже писал духовые партии. Мне повезло, что я имею группу, с которой могу играть мою музыку. Это честь для меня. Есть ещё много того, чем бы я хотел заняться. Возможности безграничны. Я продолжаю по переписке брать уроки у Чарли Банакоса. Он учит меня новым гаммам, новым возможностям и звукам игры, новым аккордам. Это такое путешествие, которое не может никогда закончиться.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи