Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с Олегом Нестеровым

Интервью с Олегом Нестеровым

Интервью с Олегом Нестеровым

Прошедший год был очень насыщенным для известной группы из Москвы «Мегаполис» и ее фронтмена Олега Нестерова: он сумел организовать независимую фирму, специализирующуюся на грамзаписи «Снегири — Музыка», посредством которой появились такие исполнители, как Найк Борзов, дуэты «Весна на улице Карла Юхана», «Нож для Фрау Мюллер», группа «Лакмус». Совсем немного времени оставалось на работу с собственной группой, но все же, у «Мегаполиса» осенью появилась новая программа с которой было проведено турне в клубных заведениях Москвы. По прошествии четырех лет, этой весной, «Мегаполис» собирается явить миру новый альбом. Олег Нестеров поведал про свою музыку, новомодные явления и реальный мегаполис – Москву, и это все в интервью, которое брал Александр Беляев.

— Наш акустический сет для клубов включает в себя как новые песни «Мегаполиса», так и некоторые произведения чужого авторства. Нам нравится менять стереотипы, и именно потому мы внесли в нашу программу такой продукт, как немецкая народная песня Wenn die Soldaten (Когда солдаты). Когда я услышал, как ее поет Марлен Дитрих, мне стало понятно, что это нельзя назвать песней молодых фашистов, как принято считать, а нужно понимать как лирическое произведение про любовь, про то, как девчонки ждут возвращения своих парней из боя… Вот такая, в чем-то грустная, а в чем-то веселая песня. Кроме того, будем играть песню, которую исполнял Фридрих Холлеандер в старом немецком фильме Ich weiss nicht wem ich gehoere (Я не знаю, кому принадлежу). В ней тоже можно услышать Марлен Дитрих, но только в одном куплете. Уже и не помню, когда именно я это услышал, будучи на концерте Удо Линденберга, когда он приезжал в Москву. Кроме того, он также исполнил только припев! В конце концов, в определенный момент мои друзья, которые живут в Германии, презентовали мне ноты Ich weiss, и я был приятно удивлен, когда увидел, что в них есть кроме того что слышал, еще три куплета с довольно-таки интересными словами. Еще мы используем раннее произведение Высоцкого, которое начинается словами: “Она сказала: не люблю, а он сказал: не может быть”. Программа с электроникой однозначно должна включать в себя шлягеры, но нам хотелось немного иного характера продукт представить публике, в том числе одни из первых песен «Мегаполиса», за которые нас очень любят наши почитатели.

— Вы являетесь организатором звукозаписывающей компании «Снегири Музыка» и под-лэйбла «Легкие». Поделитесь, пожалуйста, их деятельностью, успехами и дальнейшими целями.

— «Снегири» ищет юные таланты, чтобы потом предоставить им помощь в полной мере реализовать себя и стать знаменитым как можно быстрее, без тех ошибок, которые обычно сопутствуют неопытным людям. А помощь однозначно нужна, потому что талантливые люди, по статистике, «пробиваются» с трудом. Когда отбираем исполнителей для записи, мы руководствуемся своими ощущениями, главным критерием является оригинальность. «Легкие», как можно догадаться по названию, специализируется на записях стиля easy listening, «легко для прослушивания», или, я это называю — «счастливая музыка для счастливых людей».

— «Счастливое» еasy listening — это тот продукт, который именно сейчас нужен?

— Говоря об этой музыке, не все так просто. Люди нуждались в получении энергии тогда, когда этот стиль появился и начал завоевывать миллионы сердец, а это были 50-е года. Вот разнообразные ансамбли, оркестры, этноколлективы. В Советском Союзе был такой «Оркестр Электромузыкальных Инструментов», которому удавалось отлично озвучивать самые разные телевизионные зарисовки — вот это и можно назвать отечественным «изи лиснингом». Немного позже у людей уже была потребность энергию отдавать и потому появился и получил такое широкое распространение рок, потому как, для того, чтобы рок-произведения понять, энергию нужно отдать. Именно рок совсем уничтожил такое понятие, как «изи лиснинг». Где-то в 90-х годах началось движение назад: спонтанно и в то же время во многих странах явились на свет группы, которые играли именно в этом уже позабытом «легком» стиле. Если сказать вкратце, нет ограничения у аудитории почитателей «изи лиснинга», потому как это направление понятно всем, от малого до большого. «Изи лиснинг» слушают везде: дома, за рулем, во время работы — в этом стиле отлично выходит как думать, так и спать или идти. У нас в стране «изи лиснинг» пошел вверх где-то с начала года. Сюда можно включить разного рода вечеринки, концерты, выступления зарубежных популярных исполнителей, таких как Gentle People или Piziccato Five – исходя из всего этого понятно, что данное направление стало массовым.

— Но ведь есть и другие легкие жанры, такие как “нью эйдж”, “эйсид джаз”…

— Нужно понимать, что “изи лиснинг” не имеет определенных рамок — любой альбом в стиле эйсид джаз или проект в стиле нью эйдж легко подходит под категорию “легкое слушанье”. Не нужно ограничиваться рамками или какими-то четкими границами – это то, что в нашем деле хуже всего.

— Еще что-то интересное в сфере российской поп-музыки в 2000-м году случилось?

— Поп-музыка становится определенно намного гитаристей, в нее приходят все “новые герои”, в отличие от предыдущих годов. Вот смотрите: в минувшие годы ни один рок-фестиваль, ни одно “Нашествие” или “Максидром” не привлекли бы к себе порядка 10 000 зрителей. А уже сейчас это вполне реально. Посредством MTV и FM-радиостанций у нас укоренилась система координат в музыке, которая общепринятая в Европе, мы теперь отличаем хорошее от плохого и от чрезвычайно плохого. Сейчас уже повзрослело то поколение, которое понимает музыку по-европейски.

— Неизменный участник рок-фестивалей в нынешнем году, “современный герой” Найк Борзов записывается на вашей студии “Снегири”. Если, опять же, говорить об оригинальности – вашими услугами пользуется такой коллектив, как “Лакмус” – не то чтобы плохой коллектив, но мне не видно в нем ничего экстраординарного…

— “Экстраординарного” у них там и нет ничего, просто это молодые люди, у которых есть талант, у которых интересная музыка, кроме того, они используют такие обороты, музыкальный лад и у них такое ведение гармонии, что ни у кого больше вы этого не услышите. А так как такое встречается довольно редко, уж поверьте мне, я это оценил. 99 % демо-записей на кассетах, которые попадают к нам в руки, являются или плагиатом-перепевкой других исполнителей, или еще только начальной музыкой, не сформировавшейся до конца. “Лакмус” выдает на гора качественный продукт и поэтому мне нравится с ними работать.

— Ребята по происхождению относятся к Новосибирску, а почему у вас так немного исполнителей из Москвы на лэйбле?

— Москва – сумасшедшее место. Для того чтобы вино стало приятным на вкус, его нужно поставить в тихое место, а в Москве же кувшины пустеют каждый день, тут тяжело отвлечься от того информационного наплыва, ежедневных событий, встреч, а как в таких условиях можно сделать что-нибудь уникальное, не смотря на других? Взять хотя бы Найка Борзова – он прошел длительный путь, пробовал себя в разных стилях и группах. В один момент его жизнь изменилась, и музыка мгновенно изменилась тоже. Хотелось бы создать некий “московский проект”, к примеру, сборник произведений групп из московской Рок-лаборатории 80-х: “Ночной Проспект”, “Нюанс”, “Центр”, “Звуки Му”, “Николай Коперник”. На сегодня пользуются популярностью коллективы из Екатеринбурга или Питера, из тех, кто родом из Москвы есть только Ногу Свело, Квартал, Ва-Банкъ и наша группа… Очень даже вероятно, что “Снегирями” будет издан альбом фронтмэна группы “Николай Коперник” Юрия Орлова, у которого уже около шести лет нет выступлений.

— Вам с коллегами из группы довелось пожить, поработать и даже повыступать в Германии. В чем отличие их современной музыки от той, что у нас?

— У немцев поп-музыка в большей мере ужасающая, такое себе техно с голливудскими амбициями. Бригитта Ангерхаузен, сопродюсер сборников “Мегаполиса” и “Маши и Медведей”, подметила, что даже российское MTV намного лучше, чем немецкое — у нас есть хотя бы живые лица, а у них абсолютно не на кого смотреть. Но ситуация слегка меняется — появляются хорошие “живые” группы, Guano Apes, например, или Rammstein. Хотя меня в качестве слушателя всегда привлекала другая, более авангардная часть немецкой музыки, как Kraftwerk или Can.

— Из “иностранного” наша публика выбирает то англо-американский рок, то французский шансон, то, в конце концов — итальянское эстрадное творчество. Музыка Германии, за исключением некоторых “культовых” коллективов, никого не интересует, хотя Германия к России ближе в культурно-историческом аспекте, чем та же Италия. Как так?

— Немецкая поп-музыка уже проявлялась в Австро-Венгрии: оперетты, вальсы. Волны национальной музыки возвращаются: итальянцы, латиноамериканцы, французы однажды были безумно популярны. Потом опять все по новой… В конце концов обязан появится какой-то новый стиль, в котором и немцы себя покажут

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи