Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с Шином Бивеном о Тренте Резноре

Интервью с Шином Бивеном о Тренте Резноре

Интервью с Шином Бивеном о Тренте Резноре

Шин Бивен — звукорежиссёр-продюсер, который записал альбом «The Downward Spiral» группы «Nine Inch Nails». Это известная группа начала 90-х, проект одного человека —  Трента Резнора. Он сам сочиняет материал, сам записывает его, а для туров нанимает музыкантов. Название группы переводится как «девятидюймовые гвозди». Трент Резнор родился в 1965 г. и к началу 90-х состоялся как музыкант. В 1989 г. он выпустил вполне удачный дебютный альбом «Pretty Hate Machine».

Альбом «Downward Spiral», вышедший 8 марта 1994 г., занял второе место в чарте Биллборд. За него Резнор получил 2 премии «Грэмми». Тексты песен этого альбома были раскритикованы консервативной публикой. Возмущались даже некоторые сенаторы из США  некоторые  служители церкви.

В настоящее время тираж записей NIN более 30 млн копий. Резнор принимает участие в разных проектах, пишет музыку для кино, судится с бывшим менеджером и воюет с гигантами индустрии музыки.

В 1987 г. Шин Бивен и Резнор познакомились, когда выступали в одном концерте. Именно тогда Резнор пригласил Бивена на запись альбома «Pretty Hate Machine». Шин Бивен  подростком играл на бас-гитаре и иногда пел в местных группах. Глядя на Тода Рандгрена Шин тоже решил стать звукорежиссёром. Сейчас со своей женой Шин играет в группе «8mm».

— В 1990 г. ты работал в туре NIN и записывал с Резнором второй альбом.

— Я ему тогда сказал, что если ему что-то от меня нужно, то только скажи. Мне его музыка нравится. После «Pretty Hate Machine» он пригласил меня в тур озвучивать концерты.

— Кроме обязанностей звукорежиссёра ты был бэк-вокалистом за микшерским пультом.

— Тренту такая идея понравилась. Зрители могли видеть, как я беру микрофон и пою. Концерты начинались с композиции «Terrible Lie»  бэк-вокалистом и гитаристом Ричем Патриком, клавишником Джеймсом Вули и мной, кричащим «Ужасная ложь!»

Песня «Closer» из «The Downward Spiral» должна была стать дебютным синглом. Это пессимистический и жёсткий альбом. Резнор записывал весь материал в Лос-Анджелесе в доме с видом на Тихий океан. Оказалось, что в нём когда-то жила актриса Шэрон Тэйт . В дом долго никто не жил из-за того, что в 1969 г. в нём было совершено убийство, когда Чарльз Мэнсон расстрелял Шэрон и её друзей.  Но данные обстоятельства Резнора не смутили. Студию в доме он назвал «Le Pig» — «свинья». В середине 1992 г. Резнор добровольно заточил себя в ней на полгода. Резнор стал автором всего материала второго альбома, он сам играл почти на всех инструментах и пел. Ему помогал друг и сопродюсер Марк «Флуд» Эллис. Альбом задумывался ещё во время первого тура в 1989 г.

-Что можешь рассказать об этом?

— Мы с ним тогда работали в Майами в студии «South Beach Studios», он как раз арендовал этот дом, а потом узнал, что там случилось. До того момента он ничего об убийстве Тейт не знал.

— Как раз в том момент Резнор пригласил тебя в звукорежиссёры альбома «Downward Spiral». Тогда студия находилась как раз в той комнате, где были найдены тела убитых.

— Трент с Крисом Вренной к тому моменту сэмплировали уже кое-что, создав странные звуки, которые переходили то в долгий звук, то во фразы клавишных или баса. Это было интересно. В «Le Pig» стоял пульт  с модулями, магнитофоны, компьютерная система, сэмплеры, синтезаторы, секвенсоры, ритм-машина, различные гитары. Нам пульт «Amek Mozart» очень нравился, потому что звук после обработки через его эквалайзеры получался очень крутым. Но самым классным был меллотрон, который когда-то принадлежал Джону Леннону.

— Что можешь сказать о песне «Closer»?

— Её структура и основной рисунок ритма близки к начальной версии записи. Слова песни натолкнули меня на мысль, что она станет радио-хитом. Трент хотел создать «настоящее искусство» вразрез с традиционными нормами.

— В этой песне звуки бочки сэмплированы из песни «Nightclubbing» Игги Попа, написанную для альбома «The Idiot» 1977 г. Это так?

— Я убрал шум, сохранив «песок». Сэмпл Флуд пропустил через процессор эффектов «Zoom 9030» и консоль «SSL» . Партия баса – это сэмпл из «Akai». Все фразы синтезатора писали с помощью «Prophet VS» и «Akai», которые были соединены вместе. Паттерн ударных создали из разных сэмплов, как и партии баса. Все сэмплеры писались напрямую в пульт, мы могли слышать песню целиком, выруливать её, имея готовый вокал. Звукорежиссёрам с Трентом приходилось быть в постоянной готовности.

— Свои партии Резнор  долго обдумывал, но моментально записывал. Так ли это?

—  Такой уж подход у Трента. Он стремился к более эмоциональному исполнению песен. Многие его вокалы мы записывали за один дубль. Ловили настроение. Если вдруг он сбивался на каком-то слове, то весь куплет заново переписывали. Его  вокал должен был литься естественно, так как остальное итак собиралось из кусков. К записи мы всегда готовились тщательно. Вокалы писали напрямую в «Pro Tools».

— Резнор упомянул как-то, что 99% записи делалось в компьютер напрямую. Сначала аранжировка, затем всё переписывалось на плёнку.

— Аранжировка переделывалась постоянно. Мы сдвигали такты, соединяли их. Идеи всегда менялись. Мы тогда делали такое, что до нас никто ещё не делал: кольцевые модуляции и перегруз, обработки, искажения. Моя любимая фишка – из компьютера пропустить вокал через микрофонный вход «SSL», потом вывернуть гейн таким образом, чтобы получились нужные нам искажения. Это не звучит как ре-ампинг, но придаёт вокалу прямолинейность. Сухой сигнал мы не записывали. Для гитар мы использовали педали. Резнор мог внезапно записать всю партию гитары потому, что подбирал нужное звучание. Не помню, чтобы Резнор настраивал гитару. Он из тех, кто играет всегда в тональности. Я записывал гитары через «Zoom 9030». Он же больше предпочитал «прямые» гитары, потому что в них больше яркости, они жёстче и естественней.

— Работая в «Le Pig» вы записали все партии. Но из-за проблем с электричеством в доме пришлось переделать «Closer».

— Она длится более шести минут, а три с половиной минуты в ней вообще нет пения. Трент стремился к сути вещей, думал. Нас не волновал радио-формат. Резнор хотел просто привлечь людей, хотел делать музыку ни на что не похожую. Мы старались каждые четыре такта добавлять новый элемент в песню.

— Ты сводил материал с Аланом Моулдером в студии «Record Plant». Во время сведения ещё что-то добавлялось?

— Трент добавил ещё целую линию клавишных. Это сделало песню особенной.

— В середине работы над альбомом «Downward Spiral» тебе предложили свести песни для первого диска Мэрилина Мэнсона называвшегося «Portrait Of An American Family.

—  Днём мы работали с Аланом, а ночью я работал для Мэнсона, спал часа по четыре в сутки.

— Вспоминаешь 1993-94 гг.?

—  Это, наверное, было лучшее время. В 6-7 утра после каждой сессии записи мы с Флудом садились на скамейку возле дома и глядели на великолепный пейзаж вокруг. Мы говорили о том, как хорошо быть продюсером у такого замечательного исполнителя, как Трент Резнор. Флуд тогда открыл мне много профессиональных секретов.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи