Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью с «ВВ»

Интервью с «ВВ»

Интервью с «ВВ»

Группу «ВВ» не только в Украине, а и за ее пределами называют легендарной. Для этого есть все основания: в конце восьмидесятых своим появлением группа взорвала мир рок-музыки СССР, а в девяностые стала самой популярной группой Франции.

Свое название группа позаимствовала у Достоевского Видоплясова (повесть «Село Степанчикове и его обитатели»). Наши же «вопли Видоплясова», в народе просто «ВВ», были созданы в 1986 году водопроводчиком Юрием Здоренко и студентом Александром Пипой. Третьим в группу пришел Олег Скрипка – заводской инженер. Скрипка умел играть на гармошке, баяне, саксофоне и гитаре. Благодаря своим умениям, безудержной энергии Олег быстро занял место лидера в группе.

Обладая музыкальными навыками, никто из артистов не имел музыкально образования, кроме четвертого солиста, дирижера по образованию и профессионально барабанщика Сергея Сахно.

Первые песни «ВВ» звучали на русском языке. Они были написаны под впечатлением от прослушивания «итальянцев», Софии Ротару, ансамбля «Форум».

Знакомство с панк-роком произошло уже позже. «Вопли Видоплясова» стремились сделать что-то свое, неповторимое и неординарное. Было решено петь на украинском языке. И не о том, что навязывали в заполитизированой стране, а о том, что просит сердце. Творчество «ВВ» пришлось по вкусу перестроечной молодежи. Песни о любви, весне и танцах мгновенно становились хитами. Их концерты были зрелищны, переполнены драйвом.

Безусловно, «Вопли Видоплясова» стали феноменом того времени. Их песни наполнены эмоциями, игра баяна и трубы завораживают своим ритмом, а украинский язык добавляет им лиризма. Народные мотивы и панк-рок умело соединены в единое целое, что уже и не представляешь другого звучания. Музыкальные критики назвали их стиль «укропанк», но сами музыканты затрудняются ответить, что же они играют на самом деле.

В далеком 1987 году Артем Троицкий предсказал группе большой успех, назвав их «непревзойденным эталоном живо-концертного восточнославянского рок-бенда». Успех не заставил себя долго ждать. Артисты активно принимают участие в рок-фестивалях. На волне популярности объездили практически пол СССР. Везде их ждали полные залы поклонников.

В 1990 году группа по приглашению одной французской концертной фирмы едет на гастроли в Париж. Так получилось, что эта поездка затянулась на целых пять лет. На то время во всех Западных странах вошло в моду все постсоветское и «Вопли Видоплясова» нашли и свое место на этом французском подиуме. Через пару лет Здоренко и Сахно все-таки возвращаются на родину. А Скрипка с Пипой уже успев жениться на француженках, остаются в Париже. На замену в группу взяли коренных французов Стефана Муфлие и Кристофа Жерара.

С обновленным составом группа сумела сохранить свою индивидуальность и не утерять свой музыкальный стиль. За свои собственные деньги ребята записывают альбом «Країна мрій» и подготовили концертную программу «Музіка». Их с большой любовью принимают в Швейцарии, Греции. Это была самая популярная группа бывшего СССР во Франции. И все же, несмотря на такую славу, в 1996 году группа возвращается на Украину.

Украинская и московская молодежь с радостью принимает «ВВ». В составе группы опять играет Сахно, а вместо Здоренко в команду пришел Евгений Рогачевский.

В 2012 году группа отметила сой 25-летний юбилей. К этому событию «ВВ» устроили свои гастрольные туры по многим городам Украины и России.

— Когда в середине 80-х появилась ваша группа, вы рассчитывали, что ваш успех растянется на долгих 25 лет?

— Мы тогда вообще не задумывались над будущим. Мы жили одним днем, просто играли музыку. Мы были переполнены драйвом, наслаждались своими концертами. Все получилось само по себе.

— Любовь к музыке, откуда она? В семье были музыканты?

— Нет, это все получилось спонтанно. Я вообще собирался отдать себя науке. Меня интересовала атомная энергетика, радиоинженерия, космические исследования. На то время это все было очень даже перспективно. Я даже сдал экзамены в Московский физико-технический институт, но не прошел собеседование. Поэтому рок-звездой я стал, скорее всего, по тайному желанию моей души.

А вообще в жизни нашей группы очень много случайностей и совпадений. Например, наша группа собралась ровно через месяц после атомного взрыва на Чернобыле. Сергей Сахно был родом тоже оттуда. Мой интерес к атомной энергии тоже, наверное, не случаен. Все это произвело к взрывоопасному составу нашего ансамбля, который направляет свою энергию в музыку.

— Поговаривают, что ваше энергичное поведение на сцене – это не только особенности характера, но и дополнительный допинг.

— Сразу скажу – это не про нас. На допинге долго не протянешь. Это путь к короткой славе. Наш наркотик – наш зритель. Мы, как веселились на сцене двадцать лет назад, так и веселимся сейчас. Мы хотим поделиться со зрителем своим настроением, своим драйвом. Вот и весь наш наркотик. А не то, о чем говорите Вы.

— Какие русские группы для Вас интересны?

— Мы уже долго дружим с «Мумий Тролль» и, соответственно, нам нравится их музыка и песни. Но на первом месте, все- таки, для нас будет группа «АукцЫон».

— Какие периоды «ВВ» можно назвать «золотыми»?

— В нашей жизни были разные периоды. Так, чтобы глобально, можно выделить: советский, французский и постсоветский период. Ну и сейчас, наверное, уже мы проживаем период современности. Главное, что мы всегда занимались тем, чем хотели.

— Что вам принес французский период?

— Очень много. Нам удачно повезло попасть в поток французского шоу-биза. На то время их спонсировало государство. Еще нам помогло сближение Западных стран с СССР. Мы попали в проект «Красная Волна». Это был для нас прекрасный опыт. У французов мы почерпнули одну важную истину – всегда нужно быть коммуникабельным, сотрудничать с разными проектами, быть открытым для экспериментов. Это все во Франции приносит дивиденды. На этом построен весь французский бомонд, у нас же на Украине нормальной коммуникации между музыкантами до сих пор нет.

— Живя в России, кажется, что на Украине в последнее время появляется больше интересных групп. А Вам изнутри это заметно?

— Как по мне, то это все иллюзия. Да, у нас есть ребята с высоким потенциалом, но он до конца так и не реализуется. У нас недостаточно проводится фестивалей, мало радиостанций, направленных на украинскую музыку. У нашего рынка нет патриотичности, вот в чем проблема. Да, у нас есть предложения, а вот со спросом туговато. Так что, если смотреть со стороны качества, то да, он лучше, чем в России. Но вот с точки зрения социальной адаптации и количества — то тут уже мы проигрываем русскому шоу-бизу.

— Украиноязычной поп-музыке комфортно у себя в стране?

— Люди предпочитают слушать музыку на русском. Поэтому такие известные украиноязычные исполнители, как Ира Билык, Тая Повалий начинают петь на русском. А вот если говорить о рок-музыке, то украиноязычный рок более альтернативный.

-Вам нравится Москва?

— Да, Москва — красивый город. Даже, если не обращать внимания на то, что это мегаполис, который может проглотить человека со всеми его потрохами, мы все восхищаемся им. Это не только один из огромнейших городов мира, но и самый красивый.

— А Киев?

-Киев, по сравнению с Москвой,- провинциальный городишко. Но, конечно же, самый любимый. И не надо забывать, что он и два раза старше Москвы. Что касается музыки, то Украине в финансовом плане далеко до России. Правда, взгляды на жизнь значительно проще. Мы еще довольно молодая страна, за неимением правильных ориентиров мы чаще смотрим на Запад, так как нам нечего терять. Это касается и музыки.

— Ваша популярность на Украине отличается от российской популярности?

— Сейчас уже не особо. Вот лет десять назад, то да. В Украине мы уже были «национальными героями», фанаты на наши концерты ходили семьями, в России же мы пели параллельно с другими группами, например с «Мумий Троллем». Но когда весь зал вместе с нами начал распеть не одну и даже не две наши песни, мы поняли, что нас уже тут знают и любят. Можно было уже организовывать сольные концерты. На сегодняшний день ситуация немного изменилась. У россиян больше денег, чем у наших. Поэтому там больше ходят на концерты. Украинцы постоянно находятся в стадии экономии. И экономят они, почему-то, на своем культурном развитии, на искусстве, как-то замыкаются в себе. Менталитет, наверное, такой.

— Лет десять назад Вы говорили, что это будет чудом, если Вы попадете в телеэфир. Сейчас же Вас можно назвать телезвездой. Во многих шоу Вас можно увидеть.

— Вы прекрасно знаете, что масс — медиа, так же, как и телевиденье, отображает то, что хочет видеть народ. Все должно быть понятно и просто. Так народ защищает себя от различных изменений. Но если эти изменения имеют огромную силу, то они быстро стают общепринятыми и понятными. Так и «ВВ» когда было вне стандарта. Но мы своим драйвом и запалом так изменили отношение к себе, что стали уже стандартом.

— Как пишутся песни? Это может быть впечатление во время тура, или все же домашняя обстановка?

— Во время туров не до написания песен. Там надо крутиться белкой в колесе. Я пишу в основном, дома, в полном одиночестве. Мне нужно сесть, сконцентрироваться, только тогда возникнут какие образы, которые позже сложатся в песню. У меня песни пишутся от скуки, в одиночестве и под гитару.

— Как Вы относитесь к музыкальному пиратству?

— Если у человека нет денег на лицензионный диск, то пусть хоть качают, чем вообще ничего не слушать. Сейчас уже рынок дисков практически умер. Легче зайти в интернет и скачать, послушать, чего душа желает. Доступность музыки через интернет – это в своем роде реклама артисту. Если наши песни выкладываются в интернет и потом скачиваются, значит это кому-то нужно, мы интересны людям. А вот с авторским правом уже сложнее. Сейчас технический прогресс более быстрый, чем нравственный.

— Получается, что для реального заработка остаются только концерты?

— Я бы сказал, что это единственный заработок артиста.

— Ваш райдер намного изменился за это время?

— Раньше вообще не было такого слова и понятия. Работая во Франции, где это все отработано, мы получили об этом представления. И нас все устраивало. Поэтому, когда мы вернулись домой, мы просто перевели наши документы и стали работать по ним.

— У вас есть сейчас любимый «вопль»?

— Чаще всего сейчас мы на своих концертах «вопим» — «Эврибаде»!

— Ваши отношения с украинскими властями?

— Культурных репрессий нет. Я всегда был открыт для сближения с властью. Например, мы уже совместно с Киевгорадминистрацией провели фестиваль «Країна мрій». Это была моя давняя мечта. Да, у нас есть спонсоры, культурное наполнение, но поддержка государства тоже важна.

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи