Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью со Стивом Хоу. Часть 4

Интервью со Стивом Хоу. Часть 4

Интервью со Стивом Хоу. Часть 4

— Когда записывал «Time», какие ты использовал гитары?

— Слайд-гитару «Fender Dual 6 Professional», у неё двойной шестиструнный гриф. Внешний гриф звучит чуть богаче, чем ближний. Для музыки Вилла-Лобоса — установки «Line 6 Vetta II». «King’s Ransom», музыку Баха, «Apollo» и романтическую «Rose» исполняю на испанской «Kohno». «Orange» — на старинной банджо-гитаре «Gibson» 30х гг., в «The Explorer» использовал сделанную на заказ двенадцатиструнную электрогитару «Steinberger», более музыкальную, способную произвести звенящий звук  похожий на стиль нью-эйдж. «Purification» я играю на «ES-175», добавляя немного двенадцатиструнной «Martin J12-16». В песне «Steam Age» главная роль досталась «Martin MC-28». С помощью «ES-345» зазвучали «Concerto Grosso in D Minor Op. 3, No. 11», «Kindred Spirits», «The 3rd of March»..

— Как ты начал использовать оркестровки?

— Изначально все треки создавались с помощью сэмплов и синтезаторов. Часть партий я записал в Девоне в моей студии, часть – в Женеве в студии «Dinemec». Большую часть оркестровок сделал Пол К. Джойс в Корнуолле на «Pro Tools». Нам также помог заказанный нами оркестр из двенадцати человек: виолончель, две скрипки, виола, труба, арфа, глокеншпиль и контрабас. По нашим схемам они сыграли на настоящих инструментах. Так был создан альбом более высокого уровня. Затем мы попросили Криса Шварца, занимающегося для меня сведением альбомов, добавить в альбом свои идеи.  Сопродюсером стал Пол К. Джойс. Готовый результат понравился «Warner Classics». Я тоже остался доволен.

— А имя у оркестрового ансамбля имеется?

— Дирижёром был Пол К. Джойс, но имени ансамблю так и не дали.

— Есть в планах на живых выступлениях исполнить песни из «Time»?

— Мы думаем об этом. Быть может мы вскоре устроим небольшой концертный тур совместно с маленьким оркестром.

— Что ты скажешь об альбоме «Magnification» спустя 10 лет?

—  Брюс Фереберн во время записи «The Ladder» сказал, чтобы сделать хороший альбом, сначала необходимо написать песни, затем уже идти в студию. Когда создавали «Magnification» этот совет мы проигнорировали, и начали писать песни уже в студии. Никаких наработок у нас не было, много времени мы потратили на аранжировки. Не скажу, что альбом вышел плохим, он чем-то похож на «Time and a Word». Оба они записаны с оркестром и по-своему уникальны. То, как альбом звучит в финале не столь важно, важен сам процесс создание альбома – будто проживаешь второе детство, отказываясь от наработанного опыта. С уверенностью скажу, что альбом получился неплохим, пусть и не таким как ожидалось.

— Алан Уайт в 2002 г. сказал, что «Yes» хотел бы сделать ещё один проект с оркестром.

— Может ему просто показалось? Я не думаю, что нам бы захотелось повторить «Magnification». Подобный альбом у «Yes» пока не стоит в планах.

— Что скажешь о последнем альбоме твоего сына Дилана с Уиллом Баттервортом «Stravinsky: The Rite of Spring Part 1»?

— Отличная получилась вещь! Я его в машине всегда слушаю. Уилл – прекрасный пианист. Ребята виртуозно обращаются со сложными произведениями. Альбом стал настоящим наслаждением для слушателя.

— А какое будущее у «The Steve Howe Trio»?

— Обдумывая новый материал, я решил, что нужно изменить репертуар немного в сторону джаза. У меня есть наработки, и мы могли бы, используя их, создать что-то новое, выходящее за наши же рамки. Хочется расширить возможности группы, электронного звучания добавить.

— В подарочном переиздании альбома «Anderson Bruford Wakeman Howe» 1989 г. ты принимал участие?

— Оно вышло, да? Я немного огорчён, что со мной не обсудили, но всё же рад его изданию. Знаю, что готовится к переизданию альбом «Yessongs», потому что истекла лицензия. Может и его кто-то захочет перевыпустить. Мне не нравилось его видеосопровождение, оно какое-то странное. Сейчас у «Yes» очень много потенциальных проектов.

— Что можешь сказать об «ABWH»?

— Проект мне понравился, пусть и не всё складывалось гладко. Всё началось с кассеты, на которой было шесть песен, которые переросли затем в полноценный альбом. Руководил процессом Джон. Для меня эти песни многое значат, но есть пара композиций, где я не участвовал. Меня расстроила только стадия, когда альбом сводился, я тогда был просто в бешенстве, потому мне казалось, что сведение происходило как в 80-е, что могло бы из музыки стереть все чувства. Но я боялся зря — запись зачистили и оцифровали. Мне кажется, что переиздание альбома добавило ему теплоты.

— Мне показалось, что ты не очень был доволен тем, как обошлись с твоими гитарными партиями в «ABWH» и «Union»?

— Бывало, что результаты монтажа меня удручали. Особенно песня «Take the Water to the Mountain», которую  потом включили в альбом «Union». Это просто феноменальная песня! Наше с  Тони Левиным мастерство, вложенное в песню, в процессе обработки исчезло полностью. Такое тоже случалось. Может новое издание «ABWH» учтёт подобные недостатки. Сейчас разных переизданий много. «Yes» уже в этом направлении сделала много, можно бы уже и остановиться, однако лейблы требуют ещё.

— Однажды ты сказал, что есть желание записать альбом с Джерри Дугласом и Элисон Краусс. Почему с ними?

— Около пяти лет назад я их встретил и предложил им сделать совместную запись. Они согласились принять участие в паре песен. Это до сих пор в планах. 10 лет я слушаю песни Элисон Краусс, она хорошо работает, мне очень нравится музыка её группы «Union Station», Элисон прекрасная скрипачка и умеет находить нужные песни, но главное – её потрясающий голос. Позвать Джерри Дугласа в группу было также удачным решением. Я бы очень обрадовался, если бы поработал с ними над одним из моих альбомов.

— Как ты решил участвовать в создании трека «Planet Earth» с альбома «Seeking Major Tom» Уильяма Шетнера?

— Благодаря лейблу «Cleopatra», который выпускает трибьют-альбомы. Билли Шервуд – продюсер многих из них. Они как-то попросили меня участвовать в записи альбома. Я был сначала занят работой над новым альбомом группы «Yes». Однажды в День Благодарения в 2010 г. с инженером Айрой Корд Рубницем мы сделали запись. Моими были идеи и приставки для шумов, а  больше ничего и не пригодилось. Я играл на гитаре, Айра – записывал. Звук гитары получился приятным. С Уильямом Шетнером я пока не встречался, это ещё впереди. Это настоящий актёр, это Личность с большой буквы!

— Духовность как-то оказала влияние на твою музыку?

— Она проникает внутрь, становясь частью тебя. Я пробовал экспериментировать разные подходы к медитации, и вот в 1983 г. пришёл к трансцендентальной медитации. Методика эта простая, я её практикую до сих пор. Дело не в религии даже, а в том, чтобы стать единым целым с энергией Земли. Слово «духовность» можно по-разному охарактеризовать. С точки зрения романтизма мне кажется, что духовность проникает в мелодию, как и мои эмоции.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи