Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Интервью со Стивом Хоу

Интервью со Стивом Хоу

Интервью со Стивом Хоу

«Perpetual change» –знаковая песня группы «Yes», созданной в 1968 г. За всё время в ней сменилось около 16 музыкантов. Последнее изменение – Дэвид Бенуа, новый вокалист, и возвратившийся пианист Джеффри Даунс. Неизменным остаётся драйв гитариста Стива Хоу.

Их последний альбом, называвшийся «Fly From Here», долго шёл по пути к цели. Его продюсером стал бывший участник группы Тревор Хорн. Диск вошёл в ТОП-40 и ТОП-20 чартов мира и стал самым успешным релизом в коммерческом плане за всё время с начала 90-х гг.

Недавно Хоу совместно с Полом К. Джойсом — знаменитым британским теле-, кино- и театральным композитором — выпустил ещё один сольный альбом «Time». Для Хоу этот альбом стал значимым. Он имеет классическую направленность с эклектической эстетикой, уходя порой в джаз и кантри-музыку.

— «Fly From Here» приняли тепло как СМИ, так и фанаты и музыкальные чарты. Вы, наверное, очень этим довольны.

— Конечно! Мы довольны реакцией, но альбомом ещё больше. Это новый рубеж. Может причина такого приёма кроется в самом альбоме, благодаря чему люди поняли, как устроен звукозаписывающий бизнес. « Fly From Here» звучит не более 50 минут, что позволяет слушателю отправиться в некое путешествие, при этом совсем не устав. Я доволен тем, что удалось сделать запись по душе.

— Расскажи, как проходил процесс создания альбома.

— Сложно ответить! Всё было как-то запутанно. Тревор начал «We Can Fly», которую написал с Джеффри. В 2010 г. запись длилась где-то шесть недель, две – с Тревором и Оливером Уэйкманом. Тревор потом занялся другими делами, а мы продолжали работать над «The Man You Always Wanted Me to Be», «Hour of Need», «Into the Storm» и  и др. В 2011 г. мы решили снова развить тему «Fly From Here». Вернулся Тревор, и мы записали «Madman at the Screens», «Sad Night at the Airfield», «Overture», «Bumpy Ride» и остальные. Альбом в итоге получился. Тревор решил сотрудничать дальше, и мы продолжили писать «The Man You Always Wanted Me To Be», «Into the Storm» и «Hour of Need». Затем в альбом включили «Life on a Film Set» – композицию тандема Хорн-Даунс. Там и моё соло присутствует – «Solitaire». Работали около шести недель, затем Тревор всё свёл и спродюсировал, а Бенуа записал ещё один вокал. В итоге всё вышло просто отлично.

— Каким образом, когда записывался альбом, клавишником стал Джеффри Даунс, а не Оливер Уэйкман?

— Неожиданно. Сначала мы держались за Оливера. Но мы также обратили внимание, как играет Джеффри. Оливера мы любим, он фантастически играет, но Джеффри практически идеально влился в наш коллектив. Всё складывалось прекрасно, без всякого нашего вмешательства. О замене мы и не думали. Но потом Джеффри согласился исполнить все партии клавишных. В паре композиций партии Оливера тоже есть. В итоге мы получили новый вариант «Yes»  — вокалиста Бенуа, продюсера Тревора Хорна, Тима Вейднера и Патрика МакДугалла, которые микшировали запись.

— Как  «Fly From Here» от трека «Drama» и демо «We Can Fly» дошла до зрелой сюиты?

— Оригинал «We Can Fly» родился в 80-х. Тогда работа в альбом «Drama» не вошла. Она пришла к нам потом совместным произведением Тревора и Джеффа. Соавтором стал Крис Сквайер. Потом мы стали работать над треками «Sad Night at the Airfield» и «Madman at the Screens». Первый трек рассказывает драматическую историю о встрече рассвета. Во втором уже появляются взрывные звуки и бэк-бит, потом — моменты спокойствия, как в «Siberian Khatru» или в духе Стравинского. Это наши старые фокусы. Мы всегда  пробуем по-разному подавать песни, стараемся прийти к идеальному звучанию, стремимся к тому, чтобы записи были самого лучшего качества. Когда были готовы все три части сюиты «Fly From Here», мы продолжили работать в том же духе и выбрали песню «Bumpy Road». Тревору она понравилась, и группа стала репетировать. Джефф уже был с нами, схватывая на лету все мои идеи. На треке две части «Bumpy Road»: в начале одна, затем другая, более быстрая с несколькими медленными переходами, которые подводят нас к «We Can Fly Reprise» — логическому завершению темы, когда люди начинают зажигать зажигалки.

— Какие гитары были использованы в «Fly From Here»?

— Мой красный «Fender Stratocaster» 80-х — это очень хорошая гитара, я ею доволен. Для акустического звучания применялась 6-струнная «Steve Howe Special Edition Martin MC-38» и 12-струнная «Martin J12-16». А «Gibson ES-175» я буду пользоваться всегда, потому что эта гитара имеет богатый звук, аккорды на ней просто великолепны. Вступление к «We Can Fly» звучит на «Gibson Les Paul Junior». У неё звук плотный, богатый, но не громкий. В «Sad Night at the Airfield» играю на испанской классической гитаре «Ramirez 1a» и на слайд-гитаре «Fender Dual 6 Professional», с её помощью я получил звук на октаву выше. Начало песни — дисторшн «Electro-Harmonix Big Muff», затем «Fender Dual 6», стратокастер, потом «ES-175», и в финале опять страт. Это весь гитарный обзор.

— Твоя гитарная философия в работе над «Fly From Here».

— Хотел максимизировать все возможности гитары: арпеджио, игрой аккордами, глушением, сустейном, чистыми звуками, звуками от движения вверх-вниз по ладам, модуляцией. Хотелось показать все способы использования гитары. Мне нравятся на гитаре играть не только соло, но и ритмы, мне нравится всё. Главное — раскрыть все возможности инструмента.

— В «The Buggles» трека и в «Riding a Tide» некоторые гитарные партии, которые ты играл с Тревором Хорном, показаны по-другому. Расскажи об этом.

— Я в группе без идей, относящихся к гитаре, никогда не играл. Поэтому привык с готовностью брать эти самые идеи себе на вооружение, надеясь, что получится что-то достойное. Бывает, что в репертуаре «Yes» присутствуют тяжёлые партии клавишных. Тогда гитара не должна становиться аккомпанементом, она должна всё объединять. Я иногда учу чью-то партию, развиваю её, делаю лучше, добавляю некоторые инверсии. Мне кажется, что музыканту чужой материал в игре мешать не должен. Надо к этому относиться с лёгкостью, переосмысливать его и как-то адаптировать. Что я всегда и пытаюсь делать. Бывает, что сложно с точность повторить то, что сыграно когда-то даже собой. Наверное, нужно снимать на видео все свои импровизации, чтобы потом с лёгкостью воспроизвести их. Разучивание своей игры помогает развить какие-то идеи. Я этим пользуюсь, когда записываю альбом. Например, когда начинается «Sad Night at the Airfield», я играю на испанской гитаре, а где-то секунд через тридцать 16 тактов играет Тревор. Мне кажется, что это замечательно. Тревор хотел добавить фон к основной мелодии, чтобы усилить теплоту звучания. Я очень осторожен со звуками, когда рука движется по грифу, а Тревор это иногда допускает. Мне кажется, он тогда увидел необходимость вступления в игру. Он играл на акустической гитаре «Gibson». Кажется это единственный его отрывок в альбоме.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи