Недавно фанатки Сергея Лазарева встрепенулись. Их любимый кумир попал в больницу. Но сильно поклонники певца не горевали: раз выкладывает в интернет фотографии, значит, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. А фото поклонники увидели в социальной сети инстаграм, куда артист добавил фотографию, где он лежит под капельницей. Но певец сразу, же успокоил своих преданных фанатов – всего лишь отравление. Поклонники начали желать кумиру здоровья и сопереживать. А чего тут еще скажешь. Такова обратная сторона медали – гастроли не позволяют всегда нормально питаться и вот, следствие. Тем не менее, Сергей Лазарев даже не подумал отменить концерт, который намечен на вечер сегодняшнего дня. Как говорит сам певец, «В этом вся жизнь артиста — утром ты можешь хоть помирать, но вечером будь добр выйти на сцену и подарить людям радость и искусство». Остается только пожелать певцу сил и здоровья, а также правильного питания.
Cybermusic > Интервью > Иосиф Кобзон: Сцена — мой наркотик

Иосиф Кобзон: Сцена — мой наркотик

Иосиф Кобзон: Сцена — мой наркотик

Такой исполнитель, как Иосиф Кобзон, не нуждается в особом представлении. Песни из его репертуара люди с удовольствием слушают на протяжении свыше пяти десятков лет. Несмотря на неоднократные заявления 76-летнего певца об уходе со сцены, артист вновь и вновь возвращается к полюбившей его публике. Иосиф Давыдович не единожды признавался в том, что его организм воспринимает сцену как своеобразный наркотик. Подтверждается это хотя бы уже тем, что он предстал перед зрителями на пятый день после сложной операции. Любовь зрителей и домочадцев Кобзон считает самым лучшим лекарством. Его выступления и концерты зачастую завершаются бурными овациями, причем присутствующие аплодируют артисту стоя.

В минувшем году народный артист СССР отпраздновал 75-летний юбилей. Певец поделился, что никаких особенных эмоций по этому поводу не испытывал, так как воспринимает подобные даты как отчет за проделанную на протяжении определенного периода работу. Празднование дня рождения на сцене стало доброй традицией на протяжении четверти века. Накануне собственного 50-летия Иосиф Давыдович решил превратить день рождения в день благодарения матери, подарившей ему жизнь, так что уже давно не воспринимает его в качестве личного праздника. Примеру мэтра последовали многие коллеги как на эстраде, так и в театре. Маэстро уже привык отмечать собственное рождение поклоном памяти его матери. Не забывает он и о добровольно взятой на себя обязанности отчитываться перед преданными поклонниками, слушавшими его песни на протяжении многих лет.

Некоторые люди уверены в том, что перед выходом на сцену у артистов трясутся ноги и руки. Кобзон находит это представление неверным, отмечая при этом, что внутреннее волнение все же присутствует. На замечания касательно того, что за столь продолжительное время ему вполне можно было перестать волноваться и адаптироваться к зрительному залу, мэтр отвечает, что переставший испытывать волнение артист превращается в ремесленника.

При выходе к зрителям исполнителю неизвестно, как он будет воспринят публикой. Именно в этом и кроется причина возникающего душевного беспокойства. Приходится либо впитывать в себя энергетику зрительного зала, либо бороться с ней, отдавая взамен свою. Для Кобзона этот процесс всегда был волнительным. Он до сих пор не может понять артистов, воспринимающих концерт исключительно в качестве работы, ведь для маэстро сцена так и осталась храмом, в который он приходит для того, чтобы искренне помолиться.

Помнит исполнитель и свой первый выход к публике. На самодеятельную сцену расположенного в городе Днепропетровске Дворца студентов его нога впервые ступила в 1952 году. Дебютное полупрофессиональное выступление состоялось в период службы в армии. Иосиф Давыдович был приглашен в Ансамбль песни и пляски Закавказского военного округа. В декабре 1959 года артист впервые выступал в московском Колонном зале. В тот день в его исполнении прозвучала композиция «Куба — любовь моя».

В детстве маэстро не мечтал о том, чтобы стать артистом. Исполнителю лишь хотелось побыстрее вырасти и иметь возможность зарабатывать на жизнь самостоятельно, чтобы хоть как-то облегчить жизнь маме. Иосиф Давыдович среди пятерых сыновей был самым младшим. Такого детства, как у него, певец не пожелал бы никому. В разрушенном войной Донбассе ощущалась нехватка еды, а преследовавшее его в те дни чувство голода мэтр не может забыть до сих пор.

Несмотря на то, что в послевоенное время не было бумаги, тетрадей и карандашей, учился Кобзон хорошо. Компьютер, интернет и караоке заменяла улица, на которой мальчишки играли в футбол тряпичным мячом. Дети дружили, пели песни, бывали в летних пионерских лагерях. Вопреки всем трудностям, свое детство Иосиф Давыдович называет счастливым, так как его поколение отличала любовь к стране-победительнице и родителям.

Именно с мамой артист связывает такие понятия, как вера, религия, бог. Он пообещал не расставаться со своими убеждениями до конца своих дней. По уверениям певца, ему достаточно постоять лишь несколько минут у могилы любимого человека, чтобы почувствовать значительное облегчение. Иногда артисту кажется, что подарившая ему жизнь женщина все еще видит его и благословляет.

Певец вспоминает, что его мама очень хорошо готовила. С тех пор, как ее не стало, исполнителю не доводилось пробовать более вкусных блюд. День ухода близкого человека мэтр относит к числу самых тяжелых в его жизни. 6-го мая Кобзон возвратился с гастролей. Артист позвонил маме из аэропорта, и она попросила его заехать на столь любимый им борщ и котлеты. Иосиф Давыдович по сей день укоряет себя за то, что из-за навалившейся усталости и недосыпа не заехал к матери, тем более что проезжал практически рядом с ее домом. Он вспоминает, что мама просила побыть у нее хотя бы пять минут, но певец пообещал появиться у нее на следующий день. Утром раздался звонок сестры, сообщившей исполнителю о смерти мамы…

Отучившись в школе лишь семь классов, Кобзон поступил в горный техникум. Его выбор объяснялся вовсе не любовью к профессии шахтера, а тем, что в этом учебном заведении выплачивали стипендию. Эти деньги были необходимы артисту, так как он мечтал о том, чтобы облегчить жизнь матери. О карьере эстрадного исполнителя мэтр даже не задумывался. Заниматься этим профессионально он начал уже после службы в армии. До этого Иосиф Давыдович дважды выступал перед Сталиным (в 1946 и 1948 годах). Ему было доверено представление Украины на смотре художественной самодеятельности, проходившем в Кремле. На всесоюзном смотре Кобзон выступил с песней «Летят перелетные птицы».

Титулованный исполнитель, обладающий множеством всевозможных высоких наград как в Украине, так и в России, предпочитает представлять себя зрителям не иначе, как Иосиф Кобзон. Артист не стал кокетничать и признал, что регалии всегда были ему приятны. Поначалу они радовали его маму, а теперь — детей и внуков. Несмотря на то, что мэтр является обладателем орденов «За заслуги перед Украиной» и «За заслуги перед Отечеством», а также был награжден орденом Мужества, собственными наградами он не хвастает и никогда их не надевает. Такая позиция не мешает ему воспринимать их в качестве оценки государством и властями проделанной работы. Наибольшей ценностью маэстро считает данные матерью имя и фамилию. Эти богатства постоянно находятся при нем. Иосиф Давыдович признает, что он очень гордится званием народного артиста Советского Союза. Ордена и награды певец хранит дома в обычном чемодане и не выставляет их напоказ. Не устраивает музея из его кабинета и супруга.

Интервью с этим исполнителем.
все интервью

Комментарии:

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.






Статьи